"И ЧУВСТВУЕТСЯ МНЕ, ЧТО ЭТУ КНИГУ НАПИСАЛА О СЕБЕ САМА РОССИЯ - ПЕРОМ ШМЕЛЕВА; ВЫГОВОРИЛА О СЕБЕ ГЛУБИННУЮ ПРАВДУ...УТВЕРДИЛА СЕБЯ НАВЕК" И. А. Ильин

суббота, 16 февраля 2013 г.

Похороны

  В зале зеркала закрыты простынями, а то  усопший в зеркале будет виден,
и будет за ним -  еще...  Большой стол,  "для гостей",  сдвинули  углом, под
образ "Всех Праздников": положат на него усопшего. Теперь говорят - усопший,
а не  папашенька,  не  Сергей  Иваныч.  В этом  слове, чужом, - мне  чудится
непонятное и страшное: тот свет, куда отошел отец.

Кончина

Яркое солнце  в  детской,  - не  летнее-золотое, а  красное, как зимой.
Через  голые тополя все видно.  Ночью  морозцем  прихватило,  пристыли лужи.
Весело по ним  бегать -  хрупать,  но  теперь  ничего не  хочется.  Валяются
капустные листья по двору, подмерзшие, похожие на зелено-белые раковины, как
в гостиной на подзеркальнике.

Соборование

 На  Покров  рубили  капусту.   Привезли,  как   всегда,  от  огородника
Пал-Ермолаича  много  крепкой, крупной  капусты, горой  свалили у  погребов.
Привезли огромное "корыто"  - долгий ящик, сбитый из толстых досок, - кочней
по сотне рубит, сечек в  двадцать. Запахло  крепким капустным духом.  Пришли
банщицы и молодцы из бань, нарядные все, как в праздник. Веселая работа.
     Но в эту  осень  не  было  веселья: очень уж плох хозяин. Говорит  чуть
слышно  и  нетвердо, и уже  не различает  солнышка. Анна Ивановна раздвигала
занавески, впускала солнышко, а он и к окнам не поглядел.

Благословение детей


После  Успенья солили огурцы, как и прежде, только не пели песни  и  не
возились на огурцах. И Горкин  не досматривал, хорошо  ли выпаривают  кадки:
все у отца, все о чем-то они беседуют негромко.

Последние дни

Денька два отцу было лучше, даже  обедал с нами, но кушал мало и  сидел
скучный,  подперев  рукой голову.  Все  мы сидели,  притаившись,  боялись  и
смотреть  на него.  А  он поглядит  на  нас  и скучно так покачает  головой.
Марьюшка мне шепнула, когда я сказал, какой скучный папашенька: "как же ему,
голубчику, не скучать... жалко сироток-то".

Серебряный сундучок

Отцу  совсем  хорошо  после  живой  воды. Клин  позволил обрить голову.
Пришел   Сай-Саич  с  ящиком   и  большой   коробкой.  В  ящике  у   него  -
"бритвы-ритвы",   "нозницы-мозницы",   всякое   "сильце-мильце",   "дусистый
ладиколон"  и всякая "помада,  какой  никому  не надо".  А что же в  большой
коробке? Он смешно щурится, когда я, выспрашиваю его.
     - Папасенька будет рязеный, будет сутить, как на теятре!